КотАртФест: никакой любви

Анастасия Хаустова сходила на КотАртФест, где не увидела «любви», только хаос, эксплуатацию художников и презрение к людям.

31 января в Малом зале Artplay прошел второй фестиваль современного искусства КотАртФест. С Томвой, организатором, я познакомилась на экскурсии по выставке студентов ИПСИ «У вас 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9… новых сообщений». В его рассказе меня приятно удивила инициативность и амбиции, планируемая масштабность мероприятия. В Москве проходит мало фестивалей современного искусства, и КотАртФест мог бы быть интересной альтернативой.

Фестиваль проходил под девизом «Наша концепция — отсутствие концепции», а афиша обещала не только много искусства, но и «любви». Пресс-релиз звучал привлекательно и амбициозно: десятки художников, современная музыка, перформансы поэзия и видеоарт. В фейсбучном мероприятии регулярно обновлялась информация о хедлайнерах, участниках, был даже разработан дизайн пространства. К радости посетителей, вход был свободным.

Начало

Фестиваль занимал два этажа Малого зала Artplay. На первом этаже разместились выставочное пространство, сцена и фудкорт с китайским чаем и русскими блинами. На втором этаже — зона маркета, где художники выставляли и продавали свои работы. Само пространство было не линейно, что позволяло фланировать по зонам в любой последовательности.

Внутри посетителей встречала инсталляция из импровизированной нефтяной вышки и ванны с черной жижей и золотыми блестками. На полу рядом лежала простыня, на которой черным мазутом было написано «ПУТИН». Некоторые посетители припадали к этому странному алтарю, мазались блестками, фотографировались и ложились на простыню.

Повсюду висели масляные и акриловые холсты, акварели и графика, абстракции и коллажи. Любопытные эксперименты, подростковые дилетантские опыты, фотографии, декор и дизайнерские вещи смешивались в созвездии «современного искусства». Художники клеили бумажки с именами и ссылками на свои соцсети, сторожили произведения на случай «проплывающего» мимо коллекционера и покупателя.

Отсутствие концепции и организации превратило пребывание на фестивале в непредсказуемый опыт. Видео, музыка, перформансы шли без объявлений и вразнобой, произведения искусства были развешаны хаотически. Посетитель попадал в настоящую ситуацию buzz‘а (шума), где все смешивается и тонет в неопределенности. Репортер ARXIV TV предусмотрительно брал интервью в каске.

Проходите мимо

Многие из художников «маргинальной волны», интересных, но пока не принятых институциями, публично заявили об отказе участвовать в «открытом» и «демократичном» фестивале. Наталья Никуленкова и «Союз выздоравливающих» отменили «Анонимный театральный форум» из-за драки одного из организаторов с участником фестиваля. Алек Петук и группа SCHWA отказались от участия в день открытия из-за отсутствия договоренности с организаторами насчет оборудования и расписания. Александра Брукс и Saigon41 так и не смогли выступить из-за технической накладки: «Мы не отыграли программу из-за неорганизованных и недальновидных действий организаторов, зато потаскали свое музыкальное оборудование на своей тачке через всю Москву, пока репетировали и готовились к концерту. Считаю, что фестиваль мне еще должен». Анна Брандуш должна была участвовать с работой «Abstraction.xxx», но подумала: «смысл участвовать в фесте, где твоего отсутствия никто не заметит — не стала приносить флешку».

Из-за отсутствия расписания было неясно, кто из участников выступал, а кто нет. Из заявленных музыкантов я услышала только электронный дуэт Golyansky, которых не было в афише. В 9 часов, пока на сцене настраивали виолончель, в воздух со второго этажа распылили огнетушитель. После этого люди стали расходиться, а со сцены доносились уже только звуки одинокого пения под гитару.

Налог на художника

По свидетельствам участников, за то, чтобы попасть в выставочную зону, требовали от 500 до 2000 рублей; попасть в зону маркета — от 5000 рублей. Александра Брукс и Кондрат Пивоваров попали в зону маркета и на выставку бесплатно по договоренности. Рома Казус оправдывает вступительный взнос за участие в маркете необходимой платой за время, которое тратят организаторы. Александра Брукс соглашается: «По сути взносом мы оплачиваем аренду техники, пиар, безопасность и труд организаторов». Но оба художника приходят к выводу, что плата оправдана, если организаторам удается все предусмотреть и справиться с «обеспечением комфорта и прибыли участников и выступающих». В итоге Александра продала два коллажа, а Рома критически оценил покупательские способности посетителей. Кондрат Пивоваров продавал открытки по 100 рублей, но смог продать одну открытку за 50 рублей, две других обменял на два пива. После мероприятия выяснилось, что у некоторых художников пропали картины.

Праздник насилия

Постоянное ожидание, снегопад из муки или пены из огнетушителя, внезапная драка, мусор – все это стало частью фестиваля, доставляя дискомфорт. От насилия не были защищены и участники. О краже одной из картин с изображением Путина Никиты Тёплого написали Дождь, ЭхоМосквы, Сталингулаг. В профиле самого КотАртФеста последним висит сообщение Неки Демарти о пропаже ее четырех картин и о том, что организатор на это так и не ответил.

Фестиваль собрал художников, поэтов, музыкантов и перформеров. Как сказал один участник: «Приходится по таким фестивалям ходить, потому что нигде больше не получается выставиться». В такую ситуацию художники попадают по разным причинам: кто-то делает произведения, не вписывающиеся в галерейно-выставочный формат, а кто-то просто живет маргинальной жизнью, оправдывая свой выбор уделом поэта и художника. Но все они смешались, не были слышны и видны в общем пьяном угаре. Презрение к взятым на себя обязательствам, возвращение к насилию и беспорядку — все это никак не вяжется с понятием сообщности и низовой демократии, а скорее копирует худшие черты российской современности.

Заявленное «отсутствие концепции», соседство на одной афише «Союза выздоравливающих», Даны Фридер, группы SCHWA, Ивана Дарта должны насторожить потенциальных участников и зрителей и поставить вопрос: а куда я, собственно, иду? Желая усидеть на всех стульях сразу, КотАртФест, кажется, угодил только своим организаторам.

Текст и фото: Анастасия Хаустова