Мемориальный комплекс Славы ПТРК

С 25 декабря по 3 февраля в ММоМА на Гоголевском 10 прошла выставка Славы ПТРК «Не нужен там, не нужен тут» — ода провинциальному подростковому прошлому, которое закончилось где-то в далеких 90-х и нулевых. 

В своем третьем персональном проекте, который курировали Дарья Калашникова и Александр Шаров, Слава решил обратиться к теме памяти и ностальгии. По всей выставке разбросаны артефакты молодости: BMX, собранный из разных великов, изображение шузов, открытки с кумирами, книги, оформленные как VHS-кассеты. Артефакты могут быть легко прочитаны миллениалами, рожденными в промежутке с 1980‐х по 2000‐е. Демонстративное презрение к поп‐культуре, но плотный с ней симбиоз, бытовая неустроенность, включенность в интернет и социальные сети – характерные признаки этого поколения. Выставка Славы еще конкретнее — она о памяти провинциального подростка, «неформала» из глубинки, которому трудно найти общий язык со сверстниками, что дает реальную причину для эскапизма, ухода в искусство. Прустовское возвращение к этой памяти, как считает художник, может помочь ему обрести свое Я, понять себя – ненужного ни там, ни здесь. Выставка пытается через фиксацию, переписывание событий и гештальтов пережить травму исключенного поколения. Образы множатся, модифицируются, соединяются, но представляют собой всегда лишь зыбкий ностальгический след.

«Пластмассовый мир». 2018, стекло, эпоксидная смола, кубики «лего»

Слава ПТРК остался уличным художником и в галерее: его работы – акт вандализма по отношению к оригиналу. Хулиганский жест «порчи» очевиден в почеркушках ручкой на парте, в пририсованных челках и пирсингах Булгакову, Ломоносову и прочим, в изображенных мелом на зеленой доске кадрах из фильма «Стена», или маркерных скейтерах на фотографиях. Серия «Тест на возраст» напоминает теги и надписи граффитчиков, хотя представляет собой набор знаков‐табличек со стертым «означающим» – словами Pokemon, Duck Tales, LEGO. Эти жесты серьезнее, чем кажется на первый взгляд, ведь именно в них заключается вся суть искусства – созидание нового через трансформацию, модификацию материала, через насилие над ним. В каждом зале художник нарисовал граффити, тут же закрасил их полупрозрачной белой краской, подтверждая свое безусловное право на созидание и разрушение.

В последнем зале в работе «Улыбка» Слава вспоминает свою детскую искренность и радость, словно навсегда утерянную, а «Оглянись» вторит всему замыслу выставки. Табличка «Не нужен там, не нужен тут» выглядит как дорожный знак, направляющий в никуда. Хотя идея проекта родилась из желания «доказать себе и зрителю, что его [Славы ПТРК] поколение — это думающие, чувствующие и состоявшиеся люди, которым есть что сказать миру»[1], и зритель, и художник в системе мироощущения Славы выглядят потерянными, не нужными ни в том, ни в этом месте и времени. Образ, который выстраивает ПТРК, должен вызывать сострадание и симпатию: образ подростка с длинными волосами, к которому пристают шадринские гопники, или образ современного художника‐мятежника, отрицаемого общественностью и властью. Эта печаль, несмотря на задорный тон большинства произведений, так и норовит проникнуть в тебя и оставить с ощущением безысходности.

«Улыбка». 2018, холст, печать, маркер. Источник

Составив выставку из наиболее известных стереотипов о своих сверстниках, Слава примеряет на себя роль голоса поколения. Но может ли эта ностальгия отдельно взятого человека помочь нам понять это поколение? Можем ли мы выделить это поколение как целостность, а не констатировать, что память и ностальгия Славы – это именно его, но не наши, память и ностальгия? Это стремление создать «универсальный портрет поколения» больше похоже на индоктринацию и попытку укрепить консервативное представление о молодости, как о наборе  «культурных кодов» и шаблонов поведения.

«Чеченские истории». Из серии «Детство перед телевизором». 2018, школьная парта, шариковая ручка, лак. Источник

Михаил Ямпольский в книге «Парк культуры» пытается понять причины разрастания дисперсного насилия в современной России и его связь с «цветением» культурной индустрии. Он вводит понятие «парка культуры» как нового типа культуры и отмечает ее тесную связь с памятью и мемориализацией. Ямпольский пишет: «Коллективная память – это не память в прямом смысле слова, это способ “интеграции”, создания сообщества, разделяющего общие нравственные принципы и общие аффекты»[2]. Эта память еще больше отчуждает травматический опыт, который лежит в ее основе, вуалирует его причины. Подростковая культура нулевых и начала десятых – следствие, с одной стороны, неуемного и неотрефлексированного потребления образов массовой культуры, которые резко хлынули в страну после распада СССР, с другой – нарастающего социально‐экономического неравенства населения после прихода к власти Путина. Выставка Славы похожа на мемориальный комплекс, неотрефлексированный поток образов. Но «чем больше “памяти” становится вокруг, тем меньше обнаруживается связей с живым опытом минувшего»[3]. Такая коллективизация памяти, заключает Ямпольский, является одним из главных генераторов разнообразных аффектов (в том числе и эмпатии, к которой призывает выставка), которые и составляют поле «парка культуры как своеобразного полигона символического насилия»[4].

«Раковый корпус». Из серии «VHS‐книги». 2018, книги, акрил

Поэтому кажется, что в поиске себя Слава еще больше укрепился в мифологии своего прошлого, поддержал миф о «большинстве», «тотальной совокупности» и создал очередную лакуну коллективной памяти. С другой стороны, выставка получилась очень локальной и личной, внутренним рубежом и, возможно, испытанием себя как, в первую очередь, галерейного художника.

«Оглянись». Совместно с Ильей Мозги. 2018, холст, акрил

Стрит‐арт сегодня перестал быть провокационным, подрывающим повседневный ход городской жизни и из андеграундной и маргинализованной практики превратился в практику институционализированную: галерейную (Стрит‐арт музей в Санкт‐Петербурге) и аукционную (интервенция Бэнкси на аукционе Sotheby’s). Слава ПТРК – участник многих групповых выставок, победитель и номинант всероссийских и международных премий и грантов, участник зарубежных резиденций, член Союза Художников России. Его нынешнее положение оставляет ему варианты для выбора: сконцентрироваться на протестной составляющей творчества или стремиться к причесанной выставке не в закутке ММоМА за гардеробом, а на, скажем, просторном втором этаже, где сейчас расположилась «Метафизическая мастерская» Михаила Шемякина. В конце концов, ретроактивная ностальгическая грусть по прошлому всегда может быть преодолена в стремлении и борьбе за счастливое будущее.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Слава ПТРК «Не нужен там, не нужен тут» // ММоМА, доступно по http://www.mmoma.ru/exhibitions/gogolevsky10/slava_ptrk_ne_nuzhen_tam_ne_nuzhen_tut/
2 Ямпольский, М. «Парк культуры. Культура и насилие в Москве сегодня» – М.: Новое издательство, 2018. – с. 60
3 Там же, – с. 62
4 Там же, – с. 102

Анастасия Хаустова