Джульетта Саркисян. Павел Отдельнов: последний апостол соцреализма

В своем эссе о творчестве Павла Отдельнова Джульетта Саркисян задается вопросом, есть ли политический потенциал у живописной эстетизации постсоветских руин.

В галерее «Триумф» закрылась выставка Павла Отдельнова «Русское нигде», и теперь (с 26 марта по 10 мая) ее можно посмотреть в Ельцин-центре Екатеринбурга. Художник продолжает запечатлевать безвременные, унифицированные пространства типового пригородного пейзажа. Мотивы были найдены через онлайн платформу Google street view и впоследствии перенесены на холст с интернет-маркерами. Автор остается верен сухой реалистической живописной традиции, которая стала его визитной карточкой. Тематически пейзажи Отдельнова повторяют картинки популярных сообществ ВКонтакте, таких как «Эстетика ебеней». 

Павел Отдельнов закончил Суриковский институт в мастерской одного из основателей «сурового стиля» — Павла Никонова, влияние которого проходит красной нитью сквозь работы его ученика. К одной из ранних выставок «Работы из индустриального проекта», которая прошла в одном из московских ресторанов, мэтр даже написал хвалебный текст, подчеркивая преемственность традиции социалистического реализма. Работы из этой серии не только наследуют технику и манеру преподавателя. Сам подход к художественному исследованию вполне соответствует методу, распространенному в советское время: художник совершил «творческую командировку, по мотивам которой были написаны картины с социалистическими стройками»1

Павел Отдельнов. Домна. Полдень, 2008 © otdelnov.com

Излюбленный мотив Отдельнова — индустриальные пейзажи — зародился как жанр в советский период, активно преподавался на территории академических вузов (в том числе в суриковском) и пользовался спросом вплоть до 1980‑х годов. В начале 2000‑х Отдельнов идентифицирует себя (как и другие ученики Павла Никонова) с «художником, развивающим пластические традиции с отсылками к 20‑м (прежде всего к «ОСТу» и ВХУТЕМАСу) и, конечно, к Андронову-Никонову-Васнецову»2. Сегодня, много лет спустя, можно с уверенностью утверждать, что художник остается верным последователем своего мастера и традиций живописи социалистического реализма. Стройки СССР — «некогда символ развитого индустриального государства»3 — по инерции превращаются в руины, оставаясь главным объектом в творчестве живописца. Другой признак, позволяющий соотнести его с традицией классической школы — это неустанное создание больших живописных холстов, в которых, как правило, плоскость разделена линией горизонта на две части. 

Работы «Офис» (2013) и «Пейзаж за стеклом» (2013) на выставке «Стансы» в Эрарте, 2013 © скриншот живого журнала Павла Отдельнова

Первая встреча с тогда еще неизвестным Отдельнову современным искусством произошла в 2001 году на Венецианской биеннале. Именно там, со слов художника, его воображение было потрясено искусством новых медиа: «Выставка меня поразила: там как будто не находилось места всему тому, чему я учился в училище и в институте. Там практически отсутствовала живопись, хотя это была биеннале, связанная в том числе с очередным возвращением живописи. Куда она пропала, во что трансформировалась и есть ли она в пространстве современного искусства, было мне неведомо»4. Этот опыт стал мощным стимулом изменить что-то в своей не очень современной, по его же мнению, художественной практике. Он открывает для себя художников — в его работах считываются параллели с искусством цветовых полей Марка Ротко и Ричарда Дибенкорна, — к которым он не мог обращаться в период учебы, и начинает вводить их типичные изобразительные элементы в свои композиции.

Часто воспроизводимые ландшафты Отдельнов начинает обогащать, например, элементами современной архитектуры. На место творческих командировок и рисунков с натуры пришли путешествия по Google картам. Знаменитые линии электропередач или вышки ЛЭП, встречающиеся в большинстве работ, стали его отличительным символом. Яркими цветовыми пятнами появляются торговые центры, автомойки, шиномонтажи, а также необязательные элементы в виде конструктора лего. Такие попытки выхода из привычных рамок академической традиции удаются художнику не сполна, поскольку он настойчиво продолжает залипать в парадигме наследия сурового стиля, вероятно, выдавая тем самым желание удовлетворить своих бывших наставников и совмещая одновременно две роли — спасителя живописи от современного искусства и посланника хорошо забытого старого.

Павел Отдельнов. ТЦ. LEGO, 2015 © otdelnov.com

Важной темой, открывшей Отдельнову путь в мир современного искусства, была экология, что наиболее отчетливо видно в «Промзоне». Именно эта выставка принесла ему публикацию в Associated Press и мировую известность. Вместе с экологией он также находит для себя и другую тему, связанную с архивом и личной биографией, а самое главное — с международной конъюнктурой художественного мейнстрима. И эта искренность, рассказанная от лица самого художника и его семьи, находит свое ожидаемое поощрение в лице художественного сообщества.

Позже арсенал его художественных средств и медиумов пополнился видео. С помощью коптера художник снимает «проблемные» зоны ландшафта — как правило, кучи мусора. Из документальных съемок создаются небольшие видеофильмы, без которых выставка современного искусства сегодня кажется неполноценной, тем более когда речь идет об экологии. Можно ли говорить об этих видео как об автономных произведениях? Нет, так как ни высокой художественной, ни какой-либо иной ценности они не представляют, оставаясь вынесенными за пределы живописного холста дополнительными элементами. Чтобы понять всю нелепость подобных гибридных образований, достаточно представить, как Алексей Навальный разоблачает очередного коррумпированного чиновника при помощи живописного портрета, а для пущей достоверности подкрепляет картину аэросъемкой с его незаконно нажитым имуществом (тянет на проект).

На последней выставке в галерее «Триумф» Отдельнов продолжает свой путь академического живописца несмотря на свою возрастающую склонность к осовремениванию метода. Показательно, что она стала особенно популярной у очень конкретной целевой аудитории — школьников и студентов начальных курсов. Они, казалось бы, являются не самой ожидаемой аудиторией среди посетителей галерей и музеев современного искусства. Такое большое количество молодых людей, желающих попасть на выставку, поразило даже самого Отдельнова. В основном их внимание на выставке сконцентрировалось не на картинах художника, а на светящихся вывесках, напоминающих неон, возле которых они устраивали фотосессии для TikTok. Эти надписи являются коллективными высказываниями, которые художник присвоил из комментариев популярных сообществ в социальной сети ВКонтакте. Секрет в том, что их подписчики и посетители выставки — люди приблизительно одного и того же круга. Почему же они остались равнодушны к самим картинам Отдельнова? Все предельно просто: они не понимают их устаревший язык.

Скриншот отметок инстаграма Triumph Gallery

Особый интерес вызывает трюк, с помощью которого Отдельнов получает транзит в актуальный дискурс. В связи с этим вспоминается один из комментариев к его развернутому тексту на Aroundart о персональном отношении к системе академического образования колко отмечает, что Отдельнов — ловкий конформист, который ради карьеры готов участвовать практически в любом контексте5. В подтверждение этого достаточно привести два примера его участия в выставках с сомнительной репутацией: 8‑ая Московская биеннале (2019) Юлии Музыкантской и Актуальная Россия (2016) Ивана Демидова. С другой стороны, вплоть до 2013 года Отдельнов участвует в выставках Союза художников России — именно тогда, когда художник уже был встроен в систему современного искусства, о чем говорят его выставки в ЦТИ Фабрика и в Музее современного искусства «Эрарта». За время написания текста выяснилось, что художник будет принимать участие и в выставке под названием «Соцреализм. Метамарфозы» в Государственной Третьяковской галерее.

Живописные работы Отдельнова сегодня (как и десятилетия назад) вряд ли можно назвать оптимальным медиумом, с помощью которого можно и стоило бы говорить об экологических проблемах или проблемах в любой другой области человеческой деятельности. Даже фотография в качестве документального инструмента (тем более фотография, которая обрела вторую жизнь благодаря развитию коммуникационных технологий) лучше выполняет функцию передачи информации, поскольку делает это моментально. Однако Отдельнов подчиняет ее утилитарность прикладной эстетике. На этом месте справедливо было бы задать вопрос: а что останется, если из его проектов изъять живописный элемент? 

Автор находит быстрое оправдание своей собственной живописной практике и отмечает, что живопись отличается от фотографии своей как бы сконструированной искренностью. В своей статье «Реализм ускользающего реального»6 в 114‑м номере ХЖ Отдельнов пишет: «Я мог бы определить картину как взгляд, продолженный во времени. Этот взгляд всегда сконструированный и рефлексирующий о своей природе. Взгляд, который неизбежно коррумпирован культурным и социальным бэкграундом. В этом смысле картина “честнее” фотографии, претендующей на непредвзятость и объективность, она как бы манифестирует отсутствие претензий на документальность. Мой взгляд и мой подход к созданию изображения априори не могут быть объективны. Я вижу только поверхность того, что способен увидеть, и только то, что могу назвать»7. Однако здесь Отдельнов ошибается, поскольку фотография, следуя критической теории медиа8, никогда и не была документальной. Все те характеристики, которые художник приписывает своим картинам, можно было бы приписать в том числе и фотографии. Французский теоретик Андре Руйе писал по этому поводу: «вопреки расхожему мнению, она [фотография] не исключает присутствия разных граней реальности»9. И далее: «Фотографическое изображение — не вырезка, не изъятие, не прямая, автоматическая и аналогическая предсуществующей реальности. Напротив, оно является производством новой (фотографической) реальности в ходе процесса, соединяющего регистрацию и трансформацию чего-то реально данного, но ни в коем случае не тождественного реальности»10

Тот подход, который использует Отдельнов для конструирования своих живописных изображений, а именно — копирование фотографий с привнесением собственных стилевых приемов, — не равнозначен тому субъективному восприятию, о котором он говорит. Отчасти поэтому художник близок к реалистической манере, несмотря на то, что он это категорически отвергает11. В том же номере ХЖ Борис Гройс утверждает следующее: «Реализм описывает реальность не такой, какой она есть на самом деле, а такой, какой она психологически переживается художниками»12. Следовательно, «претензии на достоверность и объективность в реализме»13, которая слышится Отдельнову — не существует.

В результате, искусственно выстроенная «современность» Отдельнова состоит в основном из ярких цветовых пятен, фотографических симулякров, вынесенных вовне композиционных элементов, а теперь еще и из вывесок со свойственными сетевой культуре комментариями — и все это на модную в художественных кругах тему экологии. Этот небольшой и скромный starter kit позволяет нам сопоставить его работы с практиками современного искусства, однако Отдельнов — один из тех художников, которые находятся в плену консервативных ценностей искусства былых эпох. Учитывая его таланты в освоении новых медиа и трендовых тем, а также умелое микширование их с эстетикой живописного реализма, можно прогнозировать, что его работы и дальше будут пользоваться популярностью у публики и востребованностью у коллекционеров14. Как знать, быть может для следующего проекта ему удастся набраться смелости и совершить серьезный медиальный компромисс навстречу современности вопреки надеждам бывших учителей. Но, с другой стороны, как же он тогда будет соответствовать заведомым предпочтениям публики и зарабатывать на жизнь? 

Автор Джульетта Саркисян (Juliet has a gun)

Редактор Иван Стрельцов

Spectate
FB — VK — TG
  1. Отдельнов П. Четыре плюс пять плюс шесть // Aroundart, 29 января 2014, доступно по http://aroundart.org/2014/01/29/4–5‑6/
  2. Отдельнов П. Неактуальное искусство // Aroundart, 18 июня 2014, доступно по http://aroundart.org/2014/06/18/neaktual-noe-iskusstvo/
  3. Мурина Л. Индустриальный пейзаж в современном сибирском искусстве // Sygma, 11 октября 2018, https://syg.ma/@lukiia-murina/industrialnyi-pieizazh-v-sovriemiennom-sibirskom-iskusstvie
  4. Отдельнов П. Неактуальное искусство.
  5. Там же.
  6. Отдельнов П. Реализм ускользающего реального // Художественный журнал №114, доступно по http://moscowartmagazine.com/issue/102/article/2253
  7. Там же.
  8. Сонтаг С. Смотрим на чужие страдания. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2014.
  9. Руйе А. Фотография. Между документом и современным искусством. — СПб.: Клаудберри, 2014. С. 86.
  10. Там же.
  11. Отдельнов П. Реализм ускользающего реального.
  12. Гройс Б. По направлению к новому реализму // Художественный журнал №114, доступно по http://moscowartmagazine.com/issue/102/article/2254
  13. Отдельнов П. Реализм ускользающего реального.
  14. Как заявил сам Отдельнов в интервью Николаю Рындину — самая маленькая и дешевая по стоимости работа Отдельнова стоит 2500 евро, самая дорогая — 30 000 евро (кто знает, может быть этот предел увеличился с момента съемки интервью).