Олег Доу. Страшно социально‐ответственный секс

Мария Королева посмотрела выставку «Мутант» Олега Доу и разбирает ее гуманистическую конспирацию под «чистое искусство».

С 22 октября по 24 ноября в галерее Osnova идет выставка «Мутант» Олега Доу. Качество и дороговизна производства — первое, что бросается в глаза. «Возможен ли сегодня эстетический идеал?» — спрашивает зрителя пресс‐релиз. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать, что за провокационным хайдеггерианским текстом скрываются совершенно другие проблемы.  

Широкоформатные фотографии фентезийных эфебов и их аналогов в девичестве, гиперреальные за счет расширения динамического диапазона съемки и комбинации снимков, усиливающих деталировку за пределы воспринимаемого глазом, выставляются в лайтбоксах с кинематографичностью Джеффа Уолла. В обоих залах галереи — заказные зеркала с гравированными надписями, одно из них с отверстием на уровне груди смотрящего и вонзенными в нее стрелами; скульптурные змеи и шеи лебедей, сделанные из разноцветного силикона, материала секс‐игрушек. 

Олег Доу, «Мутант», 2019 © Osnova

Роскошная материальная база не ограничивает точность политического высказывания о невиданном и оттого до слез страшном чудище социально‐ответственной эротики времен раннего Wonderzine. Даглас Кримп сравнивал в своем эссе Photographs at the end of Modernism1 («Фотографии в конце модернизма») сухие пересъемки на пленочный фотоаппарат архивных фото Эдварда Уэстона с голым торсом подростка, сделанные Шерри Левайн, и зрелищные постановочные гомоэротические кадры Роберта Мэпплторпа, чтобы заключить, что, с одной стороны, Мэпплторп2 занимается модернистскими красотами на радость галеристам и скучающему зрителю. Левайн же в своем отказе от оригинальности выходит на истинно постмодернистский уровень критики музейного зрелища как санкционированного, разрешенного в порядке исключения наслаждения гомосексуальной эротикой в стенах галереи, тем самым декларируя запретные ценности гонимого сообщества. А за стенами той галереи мрак поздних 80‐х или поздних 2010‐х, где не было и нет недостатка в агрессивных блюстителях нравственности . 

Олег Доу, «Мутант», 2019 © Osnova

Но сам Кримп заметил, что, с другой стороны, работы Левайн расхваливали интеллектуалы, но они не вызывали у американских «казачьих дружин» и доли того дискомфорта, что произвела ретроспектива Мэпплторпа The Perfect Moment3 в год его смерти, 1989, — взгляд инсайдера на гей‐культуру. Директор четвертой площадки, где она должна была пройти, Центра современного искусства в Цинциннати, получил обвинение за распространение непристойных изображений. Впрочем, модернизм победил: все обвинения были сняты благодаря удачной стратегии защиты упирать на высокие эстетические качества произведений. Доу прибегает к той же открытой скандализации эроса помимо своей воли — по его мнению,  художники, совершающие политические жесты, должны отправиться на карантин — и тем самым делает политическое высказывание только громче, чем оно бы прозвучало, выбери он практики авангарда.  

Олег Доу, «Мутант», 2019 © Osnova

Фотографии4 Мэпплторпа «превращали» любого смотрящего на них в гея, потому что взгляд на чье‐то тело по умолчанию принадлежит мужчине. Олег Доу осознает, что смысл и его фотографий в том, чтобы сориентировать зрителя в его отношении изображаемому. То есть — в ситуации этой выставки — признать себя представителем разнородной квир‐культуры. Среди скульптурных объектов есть и фаллос с крылышками, и цветочек‐вагина, и почему‐то вагина‐стол — объекты на любой вкус. В силу того, что эта культура является всем и вмещает в себя все, то какое‐либо неудовольствие от такого признания почувствовать сложно. Надпись на одном из зеркал Control Freak немного дезориентирует, потому что ссылается на совершенно отдельную реальность обсессивно‐компульсивного расстройства и, если переводить на более близкий теории искусства язык психоанализа, анального эротизма, сконцентрированного на контроле и удержании, в то время как квир‐культура в своей основе имеет скорее не анальное, а латентное влечение5

Олег Доу, «Мутант», 2019 © Osnova

Это влечение наиболее ярко проявляет себя не в уже упомянутой гей‐субкультуре 80‐х, где встречается большое разнообразие типажей, а в женских фанфиках и яой‐манге6 нулевых и десятых. Современное нам влечение отличает образность мягкого, не женоподобного, но «поврежденного» мужчины, чья генеалогия восходит к ослепшему Мистеру Рочестеру в «Джейн Эйр». Находящиеся в латентном влечении индивиды соотносят с этим «поврежденным» мужчиной себя и в таком же персонаже ищут своего двойника и партнера. Несколько парных портретов Доу, мужских и женских, но одинаково холодных и потусторонних, говорят о том, что интересы художника простираются далеко за пределы гей‐субкультуры в область повседневного эротизма молодых социально‐активных людей7, противостоя предсказуемой и беспроблемной социально‐ответственной документалке, где квир‐мир описывается приторно‐унифицирующей утопией, в которой мы уже живем.    

Таким образом, гиперконтроль, упомянутый Олегом Доу, касается именно страха контакта с другим человеком в нынешнюю эпоху вытеснения традиционных моделей генитальных отношений новыми, не названными сущностями и латентным влечением. Художник говорит о страхе вторгнуться в телесное пространство другого человека, совершить ошибку — которой будто бы не существует в идеологической картине приемлющей все квир‐культуры — и поплатиться репутацией, равно как и о побеге в альтернативные миры садистских фантазий и самоудовлетворении силиконовыми игрушками. 

Олег Доу, «Мутант», 2019 © Osnova

Две отрубленные лебединые шеи из силикона служат забавной виньеткой ко всей выставке, воспроизводя образ из оперы Рихарда Вагнера «Лоэнгрин» о рыцаре, появившемся из ладьи, запряженной лебедем, чтобы в бою спасти красавицу от обвинения в убийстве ее брата. Крайне впечатленный оперой король Людвиг II приказал построить «лебединый замок», известный как Нойшванштайн. Король был позднее лишен дееспособности, не в последнюю очередь из‐за гомосексуальности. Но, к сожалению, это только первая часть шутки. А вторая: в этом замке уже в XX веке нацисты хранили часть золота Рейхсбанка и награбленные драгоценности, предназначенные для личной коллекции Адольфа Гитлера. В этом и заключается проблема модернистской красоты, что она красива для всех: и для судьи, который выносит оправдательный приговор человеку, выставившему у себя в музее снимки гомосексуального акта, и фашисту, коллекционеру изящных искусств.

Олег Доу, «Мутант», 2019 © Osnova

Это и есть ответ на вопрос, который ставится в сопроводительном тексте к выставке8: «Возможен ли сегодня эстетический идеал — будь то новый или «реанимированный» старый?» — сколько угодно, только в случае, если этот идеал касается человеческого телесного, мы неизбежно приходим к искусству тоталитарных режимов. В противном случае, в модернистском приеме художник ищет не идеал, а разнообразие. Лучше этот текст про Доу в отваре из Дазайна («Его эстетическое переживание связано с осознанием собственной конечности, благодаря которому оно и становится возможным») отложить подальше и признать, что художник сделал некоторое количество политических заявлений по поводу сегодняшней сексуальности, ее кажущейся пресной безобидности и нашего состояния страха перед ней, что выгодно отличает эту выставку от большого количества протокольных заявлений о «конце человеческой исключительности»: растениях, планетах, голубях и динозаврах.

Мария Королева

Подписывайтесь на наш телеграм канал: https://t.me/spectate_ru

  1. Crimp D. On the museum‘s ruin. Photographs at the end of modernism, https://monoskop.org/images/c/c1/Crimp_Douglas_1993_Photographs_at_the_End_of_Modernism.pdf
  2. а вслед за ним и наследующий ему в пластической декоративности Доу. — Примечание автора
  3. «Прекрасный момент». — Примечание автора
  4. обнаженных мужчин — Прим. ред.
  5. Лекция Александра Смулянского «Эдип и женская сексуальность», доступно по https://www.youtube.com/watch?v=EKcAkwH_L_A
  6. Жанр японской графической новеллы, сфокусированной на любовных отношениях между юношами
  7. конкретно, художников. — Прим. автора
  8. Олег Доу «Мутант» // Winzavod, доступно по http://www.winzavod.ru/calendar/exhibitions/mutant/