Category: Интервью

Саша Литвинцева: «Как изобразить то, что невозможно увидеть глазами?»

Иван Стрельцов беседует с художницей Сашей Литвинцевой об изображении невидимого, об археологическом и изобретательском подходах к видеоарту.

Антон Видокле и Ирмгард Эммельхайнц. Богостроительство как произведение искусства: эстетика космизма

Публикуем перевод беседы Антона Видокле с Ирмгард Эммельхайнц о рецепции космизма в эпоху covid-эпидемии.

Алексей Шульгин: «Если из нет-арта мы уберем слово Net, то что в нем останется?»

Лика Карева поговорила с Алексеем Шульгиным о судьбе и наследии цифрового искусства, а также о социальной и экологической критике.

Блиц: Беларусь 97%

Белорусские художники, исследователи и работники культуры рассказывают о протестах, о своих страхах и надеждах.

Катерина Чучалина: «Мы знаем, насколько парализующим для действия может быть самокритичное мышление»

Сергей Гуськов побеседовал с одним из кураторов Manifesta 13 Катериной Чучалиной о долгой подготовке, судьбе и внутренних полярностях текущей биеннале.

Группировка eeefff: «Улыбка водителя такси — часть экономики?»

Наталья Никуленкова беседует с художественной группировкой eeefff о цифровом обществе, аналоговых отношениях и борьбе против эксплуатации.

Интервью с кооперативом «Техно-поэзия». Техно * поэзия = ?

Кооператив «Техно-поэзия» в интервью Ивану Неткачеву рассказывает о поэзии и сценическом перформансе, об аффекте и солидарности.

Лоуренс Лек: «Что значит тогда стать полностью не-человечным?»

Лоуренс Лек в интервью Екатерине Титаренко рассказывает о недостатках постколониальной критики, теории заговора и об эмпатичном ИИ.

Анна Ротаенко: «Использовать то, что находится как можно ближе к коже»

Анна Ротаенко в интервью Наталье Никуленковой рассказывает о границе между материальным и цифровым, демократичном основании искусства и панке.

Ян Гинзбург: «Я не претендую на историю искусства, меня интересует искусство per se»

Ольга Белова поговорила с Яном Гинзбургом о радикальной работе с архивом, ретрофилии и той версии будущего, в которой Иосиф Гинзбург остается в искусстве.